IN MEMO
Саша Коротич

СКАМЕЙКА (История необычного памятника в письмах)





         Именно Свете Кузнецовой, британскому архитектору, которой с моей подачи невольно пришлось стать участницей печальных событий февраля 2007 года, пришла в голову мысль о скамейке в память Ильи Кормильцева. Она рассказала мне о том, что лондонцы практикуют такой замечательный вид сохранения памяти об усопших. Спонсор - родственник или друг усопшего просит разрешения у городских властей на установку скамейки, обязуясь оплатить её стоимость, установку и латунную табличку с гравировкой памятного текста. Гуляя по лондонским паркам и скверам, я и вправду стал замечать на спинках скамеек небольшие латунные таблички с текстами вроде таких: "Памяти Джона МакКессиди от дочерей Сары и Мел" или "Доктору философии Уоррену Ливингстону. 1924 - 2001." Это не делает город кладбищем, напротив, он становится ещё более дущевным от этого трогательного упоминания о покинувших мир, но не забытых людях.
         "А что? Давай я узнаю про эти скамейки." - предложила Света.
         "Давай!" - обрадовался я.
         Света человек определённый. Сказала - сделала. Вот и первое письмо из Лондона.

22.05.2008
"Саша, я сейчас отправила запрос в Камден "горсовет"
письмо насчёт скамейки - что и как делать.
Должны ответить скоро. Про стоимость узнаю тоже.
Нашла правила ещё одного "горсовета".
Правила строгие - дизайн только в стиле места,
и надпись только: "В память о ..." и всё.
Короче, у всех свои правила.
Потом, стоимость установки - это главное,
обычно это делает горсовет.
СК"

         Главное, чтобы место было правильное...

23.05.2008
"Предлагаю на Блумбсбери Сквер (по-русски, площадь, а вернее, сквер).
Это рядом с Британским Музеем - одна из первых площадей Лондона,
там проживает всякая аристократия и интеллегенция.
Как раз подходит. Скамеек там мало, я заметила.
Джулиан там собирается какие-то тусовки русские под открытым небом проводить.
Там вообще очень приятственное место.
СК"

         Место и вправду зашибенное, я там несколько раз бывал. На углу Пушкинский Дом, главное тусовочное место русской диаспоры, а Джулиан - это директор Дома. Добро: Блумсбери, так Блумсбери!
         Но Лондон - город памятник, и далеко не в любом месте где захочется можно установить свою скамейку. Вот и Света получила отказ на просьбу установить скамейку на Блумсбери.

02.06.2008
"Саша, привет!
Мне сейчас позвонил главный по скамейкам и сказал,
что на Блумсбери Свер они не могут поставить,
так как там всё под эгидой какого-то исторического общества
и уже много таких скамеек, но могут на другой площади рядом -
Линкольнз Инн, которая ещё курче, так как про неё все занают,
так как там сидят все юристы и адвокаты.
Более того, про это место писал Ч. Диккенс в книге "Пиквикский Клуб".
Он мне пришлёт все бумажки, которые нужно заполнить
и я тебе сообщу подробности.
СК"

         Надо заметить, что вышеупомянутый Ч. Диккенс полтора века назад ославил Англию на весь свет, как самую бюрократическую страну. Многие говорят, что до сих пор это остаётся правдой. Но, несмотря на это, дело пошло. "Бумажки" Свете прислал не Ч. Диккенс, как могло показаться некоторым из текста письма, а тот самый, главный по скамейкам.

02.06.2008
"Саша, привет!
Получила бумаги - заявку и план на постановку скамейки.
Прилагаю план, красным обведён самый известный
архитектурный Музей в Лондоне (а может и в мире)
Сэра Джона Соуна.
http://en.wikipedia.org/wiki/Sir_John_Soane%27s_Museum
Он бесплатный - это его дом-коллекция (куплен 1782-1824 построен).
Что естественно связывает всех нас в одну цепь и цель.
Этот дядя и его работа до сих пор влияет на всех модернистов.
Предлагаю скамейку поставить прямо напротив.
Всё удовольствие стоит 733 фунта (скамейка, установка,
надпись на металличейской пластине).
Время займёт от 10-12 недель.
По Гуглу можешь посмотреть где это находится - Holborn,
рядом Британский Музей и Архитектурная Ассоциация.
СК"




         Мою инициативу решили поддержать три человека, каждый из которых был в своё время тесно связан с Ильёй Кормильцевым. Вот они:

         ИГОРЬ КОЛОБАЕВ.
         В 80-х он был председателем казанского джаз-блюз-рок клуба. Именно он пригласил малоизвестную свердловскую рок-группу "Урфин Джюс" на едва ли не первую гастрольную поездку в столицу Татарии. Ныне Игорь - процветающий московский бизнесмен.

         КОНСТАНТИН ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ.
         В 80-х член редколлегии подпольного "Урлайта", в 90 гг. радиожурналист, один из первых рулевых радио "Максимум". Именно он вместе с Ильёй занимался переизданием на дисках антологии Наутилуса. В дальнейшем стал одним из первопроходцев рунета и преуспевающим продюсером мультимедийных проектов.

         ЛЕОНИД ПОРОХНЯ
         В 80-х заведовал радиорубкой УрГУ, где по ночам и выходным происходила запись свердловских рок-групп. В дальнейшем - известный киносценарист, главный биограф уральского рока.

         Вообще-то 733 фунта на 4 не делится, но если перевести в рубли, то делится без остатка.



06.06.2008
"Саша, мне нужно заполнить заявку, где нужно написать текст.
Пластина 300 мм х 60 мм.
Надпись по-английски, гравированная чёрными буквами.
Пришли эскиз. Потом они пришлют копию на проверку и утвержение,
чтотбы сделать настоящую.
Подбери шрифт и композицию.
СК"

         А почему только по-английски?! Разумеется, мы все англоманы с детства. Больше родного уважали язык, которым разговаривал Леннон. А в этот раз подумалось: Кормильцев поэт-то русский!
         Однажды, в период очередного кризиса отношений с окружающей действительностью, Илья жил с мечтой уехать за границу. "Так уезжай!" - сказал я. "Лего сказать! - возразил он. - Это тебе хорошо: ты художник, а у изображения нет языковых барьеров. А я... Кому я там нужен?"
         И это мне говорил Илья, который легко освоил половину европейских языков, а некоторыми владел в совершенстве!
         Текст помог составить Лёня Порохня. Я сделал эскиз, и вот что получилось:



09.06.2008
"Саша, я подготовила документы,
пластинка пойдёт, сказали что по-русски нормально.
Но если матершина будет, то снимут.
СК"

         Да, велика твоя слава, великий и могучий нецензурный русский язык. Прочитав это письмо я припомнил программу "Культурная революция" на тему мата с участием Ильи. Признаюсь честно, мы с Ильёй нередко в разговоре "позволяли себе", но никогда не говорили об этом. Только после его монолога о природе русского мата перед телезрителями я стал понимать ЗАЧЕМ МЫ ГОВОРИМ ЭТИ СЛОВА!
Зная особенность наших соотечественников повсеместно оставлять память о себе ("Киса и Ося тут были"), я бы не поручился за то, что на этой скамейке со временем не появится матершина отечественного производства.
         Мы договорились, что скамейку установят 26 сентября, в день, когда Илье исполнилось бы 49 лет. Мне очень хотелось, чтобы мы все Игорь, Костя, Лёня и я приехали в Лондон и сели на скамейку в этот день, и выпили не чокаясь по рюмке русской водки. А ещё было бы здорово, если бы в Пушкинском Доме прошёл памятный вечер, на который бы пришли русские англичане во главе с Севой Новгородцевым, те, для которых Кормильцев не просто известный русский умерший в Лондоне.
         Но увы, этим мечтам не суждено было сбыться, несмотря на то, что и Сева, и Джулиан, директор Пушкинского Дома были готовы принять наш план.
         Наступило долгое трудовое лето, и история со скамейкой на месяцы спряталась за неотложными делами.

18.09.2008
"Саша!
Скамейка скоро будет на месте.
Переделывают пластину, из-за ошибки с артиклем “а”.
СК"

         И вот, наконец, долгожданная весть от Светы.

24.09.2008
"Саша, привет!
Скамейку Ильи поставили вчера.
Постараюсь сфоткать сегодня,
когда поедем в центр на концерт Лицедеев.
СК"

         Но до скамейки ей удалось добраться лишь неделю спустя.

01.10.2008
"Саша, вот фотки.
На заднем плане за кустом архитектурный музей Сэра Джона Соуна.
Там сидела пара из Нью-Йорка - мама и сын, читали книжки.
Я просто попросила подвинуться, чтобы сфоткать и спросила откуда они.
Видимо только что приехали или уезжали, так как с вещами.
Но народу там много всегда, так как рядом с Холборном, сразу
за углом, там и днём и ночью полно народу. Поэтому этот сквер-парк (один из
самых старых в Лондоне) постоянно населён народом, зашедшим либо отдохнуть,
либо с кем-то встетится. Вообще, я считаю, что это даже лучше чем памятник
на кладбище, куда приходят редко и родные. А так каждый прочёт и помянет,
неважно, знает он или не знает кто такой Илья.
СК"





         Если вы когда нибудь окажетесь в Лондоне, столице Соединённого Королевства, найдите полчаса, чтобы добраться до сквера на Линкольнз Инн. Посидите на скамейке Ильи Кормильцева. Просто так. Молча.

Свердловск - Москва - Лондон
Октябрь 2008 г.