Начало Новости
Песни
Лица
История
Новости

- Архив -

Переписка
Каталог
КормильцевРок


"Московский комсомолец" 23.12.88 (3-й фестиваль Свердловского рок-клуба)

Рок-н-ролл, как норма жизни.

ОКТЯБРЬ этого года начался в Свердловске бурно, как никогда. Город только-только успел осознать себя в роли хозяина Всесоюзного фестиваля неигрового кино, как на сцене Дворца молодежи появился традиционный Александр Калужский и открыл Третий, не менее традиционный, фестиваль Свердловского рок-клуба.

Я помню все три, и мне так трудно поверить, что от одного до другого не больше года, — такие они все разные.

Первый был радостен своим вкусом новоиспеченной свободы, еще не потерявшей соли заговорщичества. В нем было больше всего восторгов, и, как водится, многие из этих восторгов успели превратиться в разочарования уже в том же году. Может быть, менее светлые чувства остались от Второго, Фестиваля победителей. Хорошей музыки было не меньше, но царила атмосфера строительства Великой Пирамиды, когда многие — и «Чай-Ф» и «Наутилус Помпилиус» — напоминали рабов, выкатывающих на сцену тяжеленный камень заработанной за год славы. А вот Третий снова развернул вверх спираль, хотя этого и не все ждали. 14 команд, и каждая, за немногими исключениями, знала, зачем она вышла на сцену.

У КАЖДОГО свои пристрастия, но я не побоюсь быть объективным (особенно имея за спиной мнение жюри и публики) и представить группы, которые более всего соответствовали этой норме.

«НАСТЯ»: Женщине не составляет особых трудов убедить в чем-либо одного мужчину, но намного сложнее убедить группу мужчин. Настя Полева — не новичок, и песни ее мы уже не раз слышали на ленте и в эфире. Но отсутствие своих музыкантов (а в связи с этим необходимость пользоваться услугами вечно занятых мужчин из «НП» и «Кабинета») мешало ей вынести на сцену из студии свой женственный и романтичный мир. Теперь наконец мы можем поздравить Настю со своей качественной группой.

«КАБИНЕТ»: Эта группа характерна тем, что каждый из ее участников сам по себе до недавнего времени был значительно более известен, чем сама группа и ее музыка. Немного холодная и рассудочная, но блестящая по звуку и идеям, она, возможно, станет поводом для возрождения истинного и прекрасного значения слова «профессионализм», ставшего настолько двусмысленным в ходе многолетней борьбы с отечественными коробейниками легкой музыки.
Я лично не знаю больше ни одного столь пригнанного во всех своих подробностях рельефа рок-коллектива, как Александр Пантыкин (кл.), Андрей Котов (уд.), Игорь Скрипкарь (б-г, вок.), Михаил Перов (г.) и Михаил Архипов (кл., сакс).

«АГАТА КРИСТИ»: Количество переходит в качество закономерно, повсеместно и каждодневно, но каждый раз, когда это случается, мы бываем удивлены. «Да, интересная группа, — говорили прежде. — Чувствуется, что любят и слушают Кинчева и «НП». Может быть, из них что-нибудь получится со временем». Самое захватывающее выступление — 40 минут непрерывного и незаемного драйва — вот что показала «Агата» на Третьем. Можно по-прежнему отыскать в песнях братьев Самойловых знакомые отзвуки, но тем не менее никто уже не рискнет сказать «подражание» о таких песнях, как «Сытая свинья» и «Наша правда».

«ВОДОПАДЫ»: Немногих западных поклонников советской рок-музыки смущает то обстоятельство, что в ней не так часто, как им хотелось бы, проскальзывают специфически свои этнические, фольклорные интонации. Кажется, это недоразумение вызвано тем, что «Водопады» живут в географически и политически далеком от них городе Верхотурье. В то время как многие группы, не выдержав конкуренции в злободневности с газетами, уходят в разработку глобальных тем, «Водопады» нашли свой собственный способ поспеть за жизнью: они меняют свои песни и имидж так же часто, как газеты свою точку зрения. И эту отзывчивость Колясников и Аптекин умело сочетают с традициями уральской татарско-башкирско-русской частушки и эзоповым языком детского утренника.

ОСЕНЬ — не во всем увядание. Мне эта осень принесла ощущение того, что кризис свердловской рок-музыки если и не миновал, то все-таки может быть. И рок-н-ролл — норма жизни. А если это — норма, то что же тогда патология?

Илья КОРМИЛЬЦЕВ,
поэт, переводчик,
член жюри фестиваля.

 

 ooo

 

     
Реклама на сайте:
rda